22:21 

Миротворец. Глава 7

Alice_po
Если коту на лапу прилепить наждачку, то он будет не только умываться, но и бриться.
Название - Миротворец
Фендом - Наруто
Автор - Alice_po
Бета - [__Cola_Chups__]
Глава - 7
Пейринг - Итачи/Саске
Рейтинг - R
Жанр - мистика, романтика
Размер - миди
Состояние - не закончен
Размещение - только с моего разрешения
Дисклеймер - все Массаши Кишимото
Саммари - на границе страны Огня происходят загадочные убийства, и найти врага никто не может. Итачи, помилованный когда-то и посаженный на место обычного канцелярского рабочего, теперь должен по приказу Хокаге найти убийц и остановить кровавые бои. Но когда придет время выбора, какую же сторону нужно принять, чтобы выжить?
Предупреждения - возможен ООС, POV Итачи
От автора - хмм, ну на ваш суд что-ли х)



Закат. Он всегда привлекал меня, заставляя трепетать перед его красотой. Заходящее солнце, бросая последние грязно-желтые лучи на кроны деревьев, уходило за линию горизонта. Темное небо окрашивалось в алый цвет. И казалось, где-то там наверху, идет война между светом и тьмой, и кровь воинов разливается по черной глади, освещаемой ярким диском. А белые облака, подвешенные к небу, подставляют свои бока, чтобы впитать в себя красную жидкость и стереть ее с черного холста.
Так красиво смотреть на это и понимать, что никакой войны нет. Когда эти облака всего лишь водяная масса, превратившаяся в осколки льда где-то там высоко-высоко. И они всего лишь плывут, гонимые ветром, и спешат куда-то вдаль, уходя за горизонт. Но сейчас я чувствовал, что закат предвещает нам что-то страшное и невероятно тяжелое.
Я с трудом приподнялся с сырой земли, чтобы получше осмотреть моего знакомого. Он не изменился: все та же теплая одежда, те же короткие черные волосы и пронзительный взгляд чистой воды. Но не был удивлен, что он пришел сюда, так как он все время наблюдал за нами.
- Итачи… - голос Саске дрожал, - ты его знаешь?
Я никак не мог оторвать от мальчика взгляд, настолько сильно он притягивал меня. Эти глаза... невероятная сила скрыта в них, мощь, которой я не осознавал. Я кивнул брату, тем самым отвечая на его вопрос. Воин улыбнулся мне, а затем перевел взгляд на младшего. Тот все так же лежал на боку, слегка приподняв голову. Он, как и я, был весь мокрый, а с волос капельками стекала вода. В моей голове промелькнула мысль, что он слишком бледен.
- Саске, так? – спросил он его, от чего глаза моего брата округлились, как тарелки. Он же не знал этого мальчика, поэтому был крайне удивлен, когда тот сказал его имя, но меня это ничуть не смутило. После нашего прошлого разговора, я понял, что этот мальчишка знает о нас если не все, то очень многое.
-Откуда ты зна… - хотел было спросить Саске, но тут громкий крик порвал тишину, эхом разносясь по оврагу. Это было странно, даже я бы сказал неожиданно. Резко повернув голову, я стал напряженно всматриваться в тот берег, об который бились волны бурной реки, но ничего особенного не замечал. Мальчик так же посмотрел туда и через мгновение сказал:
- Нужно уходить, они скоро настигнут нас.
Я посмотрел на него с непониманием.
- Но я же их ранил, они же не могли так быстро восстановиться. Ты сам говорил… - мой голос все еще дрожал от холода, хотя я уже почти справился со слабостью.
- Это другие, - перебил он меня, всматриваясь в дальний горизонт, - те будут убиты за невыполнение приказа.
Я нахмурился и снова посмотрел на тот берег. Конечно же, ведь есть же не только эти двое, наверняка алмаз для них очень важен, поэтому послали подмогу. Но тогда для нас это было крайне тяжело, так как без чакры я чувствовал себя беззащитным ребенком. Даже если бы я смог отбиться от них катаной Смерти, то ранения, нанесенные фантомами, просто так невозможно залечить.
- Что? – Саске с непониманием смотрел на меня. Я молчал, зная, что от нас не отстанут, тем более, когда ранены их люди. Нельзя было медлить и отсиживаться здесь, иначе мы могли бы и не прийти с этой мисси.
Поднимаясь, я почувствовал, что силы стали возвращаться ко мне.
- Нужно уходить, - сказал мальчик, помогая мне, - нас быстро найдут так, но алмаз не должен попасть к ним, иначе будет много проблем.
Я понимал, о каких проблемах идет речь, поэтому, коротко кивнул ему в знак согласия.
Саске тоже попытался подняться, то тут же скривился и, прижав ладонь к животу, со стоном опустился на землю. На его майке образовалось багровое пятно, а ладонь, которую он прижимал к ней, стала красной.
- Черт, – выругался брат, пытаясь снова подняться. Он явно не хотел признавать, что теперь не был в состоянии нормально передвигаться.
- Он ранен, - констатировал факт мальчик, что меня немного задело, - его нужно оставить.
- Нет, - я подошел к Саске и присел на корточки, - я понесу его.
- Но это будет тормозить нас. Мы не можем… - начал оправдываться мальчик, но я резко перебил его, дабы отбить всякое желание говорить подобное.
- Я сказал, что понесу его. Если они нас настигнут - заберешь алмаз и уйдешь.
Я не собирался оставлять брата, ни при каких обстоятельствах. Даже если мне пришлось бы сражаться с сотнями таких фантомов - я не побоялся бы это сделать. Значимость этого камня не шло ни в какое сравнение со значимостью жизни отото, поэтому сама мысль о том, чтобы бросить его здесь, злила меня неимоверно.
Я подошел к Саске, но тот, пытаясь подняться, стал махать рукой.
- Не надо, Итачи, - говорил он тихо, - я сам пойду. Это просто царапина.
- Мы теряем время, - мальчик с беспокойством оглядывался.
- Хорошо, - я понимал, что Саске слишком горд, чтобы показывать свою слабость, поэтому настаивать не хотел. Ему нужно было перевязать рану, пока он не потерял много крови. Мальчик сказал, что нужно только добраться до старой деревушки, и потом нас уже никто не тронет. Но это было проблемно, так как до нее было довольно далеко, а фантомы были слишком быстрыми. Я боялся, что Саске может не дотянуть.
Мы отправились в путь немедленно, чтобы не терять времени. Моя слабость уже прошла, хотя полностью я восстановиться не успел. Перед глазами иногда появлялись яркие точки, смещались предметы и расплывались, как потекшая картинка. Но я не жаловался, иногда лишь встряхивая головой, чтобы не дать сознанию отключиться.
Но Саске с каждой минутой становился все бледнее и слабее. Он начал тормозить, спотыкаться о каждую веточку, все время придерживая рану старой тряпкой, которую дал ему мальчик. Но легче ему не становилось, что меня очень беспокоило. Обычно шиноби используют чакру для лечения легких ранений, как эта, например, но сейчас Саске почему-то не мог вылечить ее. Я знал, что пока мы от фантомов далеко и внутренняя энергия все еще циркулирует по телу, поэтому заживить раны можно. Вопрос в том, а как брат получил эту рану?
- Саске, - я прыгнул к нему поближе, чтобы поговорить, - как ты?
- Нормально, - он еле выдохнул это слово и скривился.
Я знал, что ему сейчас было далеко не нормально, но он ни в какую не хотел принимать мою помощь. Принципиальность – его основная черта, и порой она мешала здравому смыслу.
- Эти суки меткие, - сказал он после паузы, перепрыгнув на другую ветку. Я с удивлением посмотрел на него.
- Это фантомы тебя так? – я в упор не помнил, как Саске успели нанести это ранение, - но когда?
Саске стал тяжело дышать, а тряпка была уже вся в крови. Он перепрыгнул на очередную ветку и остановился, прислонившись к шершавому стволу дерева. Я остановился рядом.
- Да, когда я прыгал, один из них… - Саске согнулся, - бросил кунай или что там у них и попал…
Когда мы прыгали, я действительно заметил какой-то блеск, но подумал, что это моей сознание уже рисует мне всякие небылицы. Я даже не думал, что это мог быть кунай – слишком быстро он пролетел.
- Саске, я понесу тебя, - сказал я решительно. Я был готов хоть сейчас взвалить брата на плечи и потащить к черту на куличку, но тут почувствовал какую-то тревогу. Я уже знал это чувство, оно предвещало появление наших знакомых.
- Они уже здесь, - сказал мальчик, всматриваясь в темноту леса. Я снова перестал чувствовать свою чакру, а тело мое опять не хотело четко подчиняться приказам мозга. Как они умудрялись блокировать энергию, я не знал, но это делало нас легкой мишенью.
Саске тихо простонал и опустился на колени, похоже он держался на ногах только при помощи чакры. Теперь же, когда силу нашу блокировали, он больше не мог стоять.
Тут что-то кольнуло в груди, и чувство опасности нахлынуло на меня, как волна.
- В сторону, - крикнул мальчик, когда передо мной промелькнули ножи. Я сумел отклониться и, захватив с собой Саске, перепрыгнул на другую ветку. Мальчик резко дернулся назад и достал катану. Она была похожа на мою, только немного проще в отделке, и по лезвию ее были так же проведены полосы для потоков чакры.
- Итачи-сан, будьте готовы, я задержу их, а вы бегите на север, как и договаривались.
- А ты справишься? – я не был уверен, что такой мальчуган это сможет.
- Конечно, - кивнул мальчик, и слегка мне улыбнулся. Я понял, что у нас еще есть шанс, хотя очень маленький. Уже готовый уйти я сделал шаг, как вдруг совсем рядом от меня промелькнули яркие огни, которые мгновенно взрыли землю сильнейшим ударом, ломая деревья. Меня с братом откинуло в сторону и завалило ветками, а уши мои, на какое-то время перестали слышать и воспринимали только отдаленные гулы.
- Что это? – я тут же сбросил с себя сломанные ветки, и осмотрелся, пытаясь определить источник опасности. Но как бы я не старался – без чакры я был бессилен. Это злило.
- Это диски Саги, - сказал мальчик, который прыгнул ко мне, - атака дальней дистанции.
- Значит, фантомы еще не здесь, - я всматривался в черноту лесной чащи. Пока солнце еще не зашло, я мог хоть как-то ориентироваться.
- Они опасаются, поэтому близко не подходят. Наверное, те охотники рассказали о мече Смерти, - сказал он, осматриваясь, - это наш шанс, нужно уходить вам, еще две такие атаки и вы трупы.
Я кивнул и, взвалив на себя чуть живого брата, прыгнул на ветку, но с трудом мог держать равновесие. Я не привык сражаться без чакры, а теперь все мои техники, силы и умения к черту не были нужны. Не зная врага, не зная его атак и действий, далеко ли убежишь на своих двоих, без сил и с раненным братом? Это завело меня немного в тупик, но сдаваться было нельзя. Мне вдруг вспомнился Наруто и его слова, которые он сказал мне во время моего ареста: «Нельзя никогда сдаваться. И даже когда надежды уже нет, ты должен бороться до самого конца». Мне всегда казались его поступки детскими и немного идиотскими, но я ошибался. Он жил в своем мире и верил, что добро есть, его просто нужно найти и показать всем. Он верил, что выход есть и тот, который нужен тебе, пусть даже сначала кажется, что выбора нет. Наруто знал, что мир можно изменить. Поэтому сейчас, вспоминая этого голубоглазого блондина, хочу поверить в его слова и в свои никчемные сейчас силы.
Новые огни заставили меня отпрыгнуть, чтобы не попасть под удар взрывных дисков, но ударная волна откинула меня назад, и я со всей дури впечатался в дерево, даже не успев толком среагировать на атаку. Я стал замечать, что в их приходом блокируются не только каналы чакры, но сами действия становятся медлительнее, а чувство опасности притупляется. Саске отлетел в сторону от меня, и все еще без сознания, ударился о дерево и упал на землю.
Я понимал, что каждая секунда стоит нам жизни, поэтому преодолев боль, вскочил на ноги и подбежал к нему. Тело стало еще хуже слушаться меня, но я уже не придавал этому значения. Нужно было уходить и быстро, иначе я мог не успеть. Нет, я боялся не за свою жизнь, меня больше волновала жизнь Саске и его ранение.
Я уже дернулся, чтобы поднять брата, но тут кто-то сзади резко пихнул меня в плечо. Я перевернулся от неожиданного удара, и хотел было достать кунай, как тут мое горло оказалось в тисках врага. Я поднял глаза и увидел перед собой фантома в черном одеянии, капюшон которого закрывал лицо. Но не глаза… эти пытающие огнем яркие точки смотрели на меня, пытаясь залезть в самую душу. Я видел перед собой не человека, а настоящего демона, пришедшего из преисподни. Какое-то странное чувство страха прокралось ко мне, не давая здраво мыслить. Отчего я так и не достал кунай, а сжал кисть фантома, пытаясь хоть как-то ослабить хватку.
- Все еще пытаешься убежать? – его голос был грубый, низкий и тяжелый, словно он говорил через какую-то маску. Я одной рукой все так же отчаянно пытался освободиться, а второй придерживал сумку, где лежал алмаз.
- Жалкие людишки, вы не можете противостоять нам, - снова сказал он, отчего мне захотелось плюнуть ему в лицо, - Отдай алмаз и может, останешься жить.
Нужно было достать катану и сражаться, но я не мог даже пошевелиться. Мое тело стало деревянным, рука словно приросла к его кисти в попытке освободить горло от тисков, воздуха стало катастрофически не хватать, отчего я начал ловить его ртом, как рыба, выброшенная на берег. У меня была сила, но я не мог воспользоваться ей.
Но вдруг неожиданно на меня брызнула кровь, и капли ее потекли по лицу, оставляя красные дорожки. Фантом все еще держал меня, когда его плоть пронзил острый меч. Лезвие его остановилось в нескольких миллиметрах от моего лица, и тут же подалось назад. Хватка стала слабеть. Я чувствовал, что воздух, такой долгожданный и нужный, стал свободно проникать в легкие и насыщать их кислородом. Но я не сразу понял, что произошло.
- Ты не убьешь меня, - вдруг заговорил фантом, ослабляя хватку, - иначе нарушишь договор.
Но голос убийцы был холоден, как лед.
- Его уже нарушили.
Резко катана вышла из груди фантома и лезвие, блеснув в последних лучах заходящего солнца, промелькнуло возле его головы. Прошло лишь мгновение смятения и ожидания, прежде чем его голова дернулась и упала вниз, а обезглавленное тело рухнуло на зеленый ковер травы.
Мальчик посмотрел на меня и быстро вложил катану в ножны. Его глаза так же светились, но этот свет был ярче, чем обычно.
- Уходим, - сказал он мне и, подхватив моего брата, прыгнул на ветку, - живее.
Мне не нужно было повторять дважды. Я тут же поднялся и, вскочив на ветру, последовал за мальчиком. Меня удивляло, что он такой, - с виду небольшой и не слишком сильный, без проблем тащит на себе взрослого парня.
Солнце уже зашло за горизонт, слегка освещая полоску неба над самой зубчатой чертой. Кое-где начали появляться звезды, похожие на маленькие бриллианты, подвешенные к черной ткани. Кое-где чернели облака, но их было совсем мало, так что небо можно было назвать относительно ясным. Но луна еще не появилась, поэтому в глуши леса было совершенно темно. Мне пришлось применить шаринган, поскольку чакра уже вернулась ко мне, чтобы не впечататься в дерево, но мальчику похоже было все прекрасно видно, так как его движения были четкими и уверенными.
Не знаю, какое расстояние мы преодолели, прежде чем он остановился. Я посмотрел вверх и увидел, что луна уже вышла из-за тучи и теперь освещала перед нами поляну. Это был конец леса, а дальше шло поле, за которым был холм. Мальчик сказал, что нам нужно туда, так как за ним и располагалась деревня.
Спрыгнув с ветки, мы пошли пешком. Я все время смотрел на брата, который все еще был без сознания.
- Тебе не тяжело? – спросил я мальчика, но тот даже не повернул голову.
- Нет, - сказал он, - он не тяжелый. Несмотря на мой детский вид, я довольно силен.
Я посмотрел на него внимательнее, возможно, он использовал чакру, чтобы тащить брата, и я был ему благодарен, так как моя слабость все еще не прошла.
- Ну, так ты и есть ребенок, - пожал плечами я, но что мальчик хмыкнул.
- Ну, да вы правы, мне всего-то пятьдесят лет.
От такой цифры на секунду притормозил.
- Сколько? – не поверил я своим ушам. Получалось, Цунаде-сама старше его всего на несколько лет. Да, он хорошо сохранился, не спорю.
- Пятьдесят, - повторил он спокойно, - у вас это примерно двенадцать лет.
- Хм, не думал, что вы так долго живете, - сказал я, не совсем понимая сути. Получалось, что у них там совсем другие рамки жизни.
- Это все из-за мгновенной регенерации. Именно из-за нее нас нельзя убить обычным оружием.
Про него я слышал в легенде о Изаму, но не верил в то, что такое может быть на самом деле. Это было невероятно. Орочимару всегда хотел себе такую силу, поэтому, будучи в Акацуки, пытался найти клан ветра. Я помню, он как-то проболтался на этот счет, но я тогда вниманию это не придал.
- Значит, из-за этого вы живете по двести лет? – с долей сарказма спросил я.
- О, больше, гораздо больше, - сказал мальчик и усмехнулся, - как минимум лет триста, хотя на войне бывает всякое. Я ее слава богу не застал.
Я слегка нахмурился. Получалось, что война столетней давности, описанная в свитках нашей семьи, правда. И Мадара тогда сам лично видел эти кланы, даже пытался примкнуть к одному из них. Вечная погоня за властью всегда двигала его вперед, но почему у него ничего не вышло? Это была для меня загадка.
- Кстати, ты мне так и не назвал свое имя, - сказал я после паузы.
Мальчик тихо вздохнул, поправив висевшего у него на спине Саске, чтобы тот не упал, и ответил:
- Синхель.
- Странное имя, - сказал я, - такое необычное. Первый раз слышу его.
- На нашем языке это означает вода, - добавил он и, остановившись, осмотрелся. Но вокруг была лишь тишина и мрак.
- На вашем языке? – с недоумением спроси я, чувствуя себя каким-то необразованным чурбаном.
- Наш язык называется сахат. Это древний язык монахов-воинов, живших здесь еще с начала времен. На нем написаны все священные книги, а так же самая главная книга - Книга Мудрости.
- Хм… Что еще за книга? – спросил я, еще больше поражаясь своей неосведомленности. Я думал, что прочитал много свитков, но сейчас вся информация в них стала просто бесполезной.
- В ней описывается начало жизни, - продолжил мальчик, - ее происхождения, рассказывается о всех Богах. Она есть источник всех знаний на земле, вся истина таится в ней. И далеко не каждый может прочитать то, что в ней написано.
- Почему? – с недоумением спросил я.
- Не каждому дано познать все тайны мира.
На этом Синхель замолчал, а я коротко кивнул головой и ничего не ответил. Мы прошли поле и, поднявшись на холм, осмотрелись. Передо мной раскинулась равнина, а внизу стояло всего несколько домиков. Они были уже довольно старые, кое-где совсем обветшалые. Черные заборы покосились от ветра и времени, заброшенные сады выглядели угрюмо и одиноко в скупых лучах полной луны. И только пару из домов показались мне новыми, совсем недавно построенными. Именно там горели в окнах огни. Это и была та деревня, о которой говорил мальчик. Мы спустились с холма и прошли по дорожке. Синхель подошел к одному из домов, где еще горел свет и постучал три раза. Дверь быстро открыли, и в проеме показалось миловидное личико девушки. Она была очень симпатичная, я бы даже сказал красивая. Глаза ее, как изумруды, смотрели на нас с тревогой. В моей голове пролетела мысль, что где-то я их уже видел, но не мог вспомнить где. У меня было много красавиц, прекрасных куртизанок, но такого взгляда я не помнил.
- Это они, - коротко сказал Синхель, и девушка, кивнув, пропустила нас внутрь.
- Ему нужна медицинская помощь, - сказал мальчик, указывая на Саске.
- Сейчас, - сказала она и побежала в другую комнату, туда же Синхель и понес брата. Я хотел было пойти за ним, но тут из-за двери показался парень моего возраста. Высокий статный шатен с короткой стрижкой и небольшими усиками, он подошел поближе и поприветствовал меня.
- Итачи Учиха? Приятно познакомиться, меня зовут Матсумото Такасаги. Синхель рассказал о вас с братом. Я знаю, что охотники ищут вас и алмаз Тору, но можете не волноваться, здесь вы в безопасности. Моя жена медик, она наверняка поможет вашему брату.
Я пожал ему руку и слегка улыбнулся.
- Спасибо вам. Я очень признателен за помощь.
Этот Матсумото напоминал мне чем-то Умино Ируку, который сидел со мной в штабе и проверял отчеты. Такой же простой, любезный и совершенно без синдрома собственной важности. Даже я, признаюсь, периодически болею таким делом. У него так же был шрам на лице, только не на переносице, как у Ируки, а возле левого глаза, начиная от виска и заканчивая возле уголка рта. Но это не портило его, а наоборот придавало ему мужественный вид героя легенд и сказок. Хотя он не показался мне сильным воином, но все же, некой симпатией я к нему проникся.
Парень уже более приветливо улыбнулся и позвал свою жену.
- Саюко! Чем мне накормить нашего гостя?
Это имя… Я уже где-то слышал его, но опять же, не помнил, где. У меня вообще плохая память на имена.
Девушка, перебегая из одной комнаты, в другую и неся бинты с баночками, бросила:
- Матсу, родной, у меня нет сейчас времени. Придумай сам что-нибудь.
С этими словами она скрылась в дверном проеме и захлопнула дверь. Матсумото с некой иронией посмотрел на меня.
- Вот так всегда, – сказал он, - но я, признаюсь, готовить не умею, так что…
- Я умею, - прервал я, понимая, что от него толку будет мало, - только покажите, где кухня.
- Пойдемте, - весело сказал тот, видимо радуясь, что готовить ему не придется.
Кухня была маленькая, казалось, что в такой крошке даже поместиться ничего не может, но хозяева умудрились обставить ее всем бытовым хламом и оставить еще места. Она была прямоугольная, рядом была дверь на улицу, видимо, на задний двор. Слева от меня, вдоль стены тянулись шкафчики, набитые чем только можно. Справа стоял стол, на котором была ваза с полевыми цветами. Именно их запах, смешиваясь с запахом сладостей и сахара, придавал этой кухоньке особый уют. Мой живот тут же начал бурчать, требуя пищи. Матсумото услышал эти возмущения и усмехнулся.
- Вы пока осмотритесь тут, а я отойду. Жена зовет.
С этими словами он удалился, а я прошел вперед, рассматривая картину, что висела на стене. В моей голове все время вертелся образ той девушки, и я пытался вспомнить, где уже видел ее глаза, но память никак не хотела выдавать мне нужные сведения. Я прошел немного вперед и открыл дверь. Как я и предполагал, она вела в задний дворик, который сейчас освещала луна. Посмотрев на нее, я вспомнил ту ночь… самую страшную ночь моей жизни…
Тогда было так же темно, а полная луна освещала проклятый квартал Учих. Я убивал, убивал всех и каждого, кто когда-то касался моей семьи. Я стоял в родительской комнате перед их трупами, постепенно погибал, вырывая из своей груди частички души.
Я убил их сам, чтобы их не убили другие. Тогда бы они не пощадили Саске, я был в этом уверен. Теперь вспоминая те дома, заброшенные временем, я не могу поверить, что когда-то сделал это и прошел все круги Ада, ради спасения Конохи. Теперь я уже не был героем, да и не хотел этого.
Все словно сгорело в дьявольском пожаре, оставив лишь пепел воспоминаний. Пожар…
И тут в моей голове словно что-то щелкнуло. Я не понял, почему и как, но моя рука сама потянулась к внутреннему карману куртки. Нащупав в нем помятый листок, я достал его и развернул. Это была старая фотография, которую я подобрал в деревне Сагаши, когда мы искали фантомов. С нее на меня смотрели большие изумрудные глаза, а на обратной стороне ее было написано «Любимая Саюко. Июнь. Семнадцатое»


@темы: Итачи/Саске, Творчество, Фанфики

URL
   

Limit of reality

главная