12:12 

Миротворец. Глава 9

Alice_po
Если коту на лапу прилепить наждачку, то он будет не только умываться, но и бриться.
Название - Миротворец
Фендом - Наруто
Автор - Alice_po
Бета - RuriuRun
Глава - 9
Пейринг - Итачи/Саске
Рейтинг - R
Жанр - мистика, романтика
Размер - миди
Состояние - не закончен
Размещение - только с моего разрешения
Дисклеймер - все Массаши Кишимото
Саммари - на границе страны Огня происходят загадочные убийства, и найти врага никто не может. Итачи, помилованный когда-то и посаженный на место обычного канцелярского рабочего, теперь должен по приказу Хокаге найти убийц и остановить кровавые бои. Но когда придет время выбора, какую же сторону нужно принять, чтобы выжить?
Предупреждения - возможен ООС, POV Итачи
От автора - долго не писалось, так что строго не судите...


Когда ранее солнце окатило своими лучами продрогшую от ночного холода землю, Синхель разбудил нас. Он не стал ничего говорить насчет нашего совместного возлежания на диване, а лишь слегка улыбнулся, когда Саске пробубнел что-то себе под нос и обнял меня еще крепче. Конечно, не хотелось сейчас освобождаться от теплых объятий, но миссию за нас никто выполнять не будет, тем более от нее зависит мирное положение деревень.
Я немного потянулся и встал; солнце бросало бледно-желтые лучи на ковер, освещая его. Но холод все равно заставлял ежиться и дрожать, отчего пришлось быстро пойти на кухню, откуда уже пахло жареными блинчиками. За плитой стояла Саюко и напевала что-то себе под нос. Песенка было довольно мелодичная, чем-то похожая на колыбельную. Она не сразу заметила меня, и повернулась только тогда, когда я тихо кашлянул.
- О, доброе утро, Итачи-сан, - сказала она с улыбкой, на что я так же поприветствовал ее и слегка кивнул головой. Девушка снова повернулась к плите, а я тем временем стал осматривать комнату, которая была теперь освещена солнечными лучами, а не желтым светом лампы. Саске и Синхель все еще не шли, возможно, мальчик объяснял брату наш план. Матсумото так же еще не было, отчего мне не с кем было поговорить о делах. Но поглядывая на веселую девушку, все никак не мог избавиться от поедающего меня любопытства. Я жаждал знать, что же на самом деле произошло двадцать лет назад в той деревушке, и как эта красавица смогла спастись.
Когда же Саюко снова стала напевать, не выдержал и решил спросить:
- Эта песенка очень красивая, - я, правда, не нашелся, что еще сказать, поэтому фраза получилась немного скомканной, но суть была все равно ясна. На что девушка перестала петь и снова повернулась ко мне.
- Да, - сказала она с улыбкой, - это колыбельная, которую мне пела моя мама.
- А где сейчас ваша мама? – спросил и тут же увидел перемены в ее лице. Улыбка куда-то исчезла, глаза, только что светившееся от радости, потухли. Я уже даже пожалел, что решил знать это.
- Она умерла… - сказала она почти шепотом и опустила глаза.
- Извините, - сказал я быстро, надеясь теперь закрыть этот разговор. Саюко снова попыталась улыбнуться, но улыбка вышла уже совсем не искренней, а глаза стали влажными, но она упорно не хотела показывать мне свою боль, отчего заговорила с наигранной веселостью.
- Ничего страшного, вы же не знали…
Вообще-то знал, но лишь проверял. Хотелось бы расспросить ее побольше, но видя в каком она сейчас состоянии, это желания отпало само собой. Каково же было мое удивление, когда девушка продолжила, но уже с более серьезным видом.
- Моих родителей убили они… - сказала она и снова повернулась к плите, где шипели блинчики.
- Кто «они»? – переспросил я.
- Миротворцы, - ответила Саюко тише, - тогда они прошли неожиданно, из неоткуда… Никто не мог понять причину нападения и такой яростной расправы над жителями… Я помню тот день, словно он был вчера. Дома сгорали, как соломенные, рушились стены. Люди кричали и бегали туда-сюда, но никто не мог скрыться от теней, которые пронзали их острыми лезвиями. Тогда мой отец пытался дать им отпор, но он даже не успел поднять меч, как его пронзили в самое сердце. И возле его головы появились две яркие красные точки и тут же исчезли. Я видела этот ад, и видела сотни смертей… Потом была яркая вспышка, которая на мгновение ослепила меня. До сих пор не могу понять, что это было, но… После этого пришли другие - те, кто смог дать им отпор, но было уже слишком поздно. Синхель спас меня, но я не уверена, что был спасен кто-то еще. Вы даже не представляете, что было тогда. Даже в аду, наверное, нет такой войны…
Девушка замолчала, а я на минуту представил себе, как могут сражаться люди с такой силой: огромная энергия, которая сокрушает все вокруг, невероятные удары, немыслимая скорость… По сравнения с ними, как мне говорят, мы просто жалкие червяки, которые все еще ползают по земле из их милости. И даже не хотелось представлять, что может начаться, если они развяжут мировую войну.
Но я все еще не верил, что они такие непобедимые. Если война была приостановлена, и легенды не врут, значит, их уже побеждали. Тем более у каждого есть своя слабость, каким бы всесильным он не казался.
- Я знаю, - сказала она после паузы, - что вы хотите предотвратить новую войну. Но я не уверена, что вы сможете сражаться против них. Но хочу сказать только одно: война длится до сих пор, и она не наша. Только когда главы деревень падут ниц перед лидером Миротворцев, тогда и начнется настоящий ад и, я уверена, они сделают все, чтобы именно так и произошло.
Саюко снова отвернулась от меня и выложила блины на тарелку. А я, следя за плавными движениями этой хрупкой девушки, понимал, что не смогу ее защитить. И никого не смогу, даже Саске, потому что у меня нет сил, чтобы сражаться с ними. Но...
- Даже если мне предстоит умереть, я отдам жизнь снова, - сказал я холодным голосом, -но никогда они не получат волю Огня, и мир, который существует сейчас, не преклонится перед этими Миротворцами. Я постараюсь сделать то, что в моих силах, но не уверен, что действительно справлюсь…
Не знал, что происходило со мной. Эти слова, эти жесты – все исходило из глубины меня, словно какая-то неведомая сила рвалась наружу. После этой фразы сам себя не узнал, мне показалось, что кто-то говорит это за меня, кто–то другой, кто всегда жил в моей душе, но был забыт по обстоятельствам. Я не знал, смогу ли сделать то, что обещал, но пройдя такой непростой жизненный путь, понял одно – нужно стоять до конца.
Я увидел, что девушка улыбнулась искренно и, взяв тарелку, поднесла ее к столу.
- Я верю, - сказала она более нежно, - что вы справитесь, потому что у вас есть желание жить и быть свободным, а это сильнее любой грубой силы, даже такой, которая может разрушить целый мир.
- Но я один не справлюсь, - сказал уже тише и легка вздохнул, но Саюко присев напротив меня лишь снова улыбнулась.
- С вами целый мир. А теперь ешьте, пожалуйста, пока горячие, - сказал она, по-хозяйски, и стала накладывать мне блинчики. От приятного аромата тут же загудел живот, возмущаясь от голода.
Целый мир… Он такой жестокий и беспощадный, такой огромный и свирепый. Он может сделать тебя королем или же опустить на самое дно. Этот мир… Человек признает только то, что будет выгодно ему, и когда падет ниц перед силой, осознает, что снова ошибся. Этот мир ненависти будет жить, пока в сердцах людей остается обман и страх, поглощающий их сущность И потом, пройдя через сотни мучений, люди не смогут больше быть прежним…Этот мир такой противоречивый и загадочный есть то, ради чего я уже отдавал свою жизнь, и отдам ее снова. Но была ли эта жертва напрасной или принесет спасение, я не знал. Тогда ничего не знал, и не представлял, как сложится моя судьба дальше, ведь она коварная штучка…
Потом мы говорили с ней о всякой ерунде, пока не пришли остальные. Саске долго кривил носом, скептически осматривая блинчики, отчего пришлось его чуть ли не с ложечки кормить. Это выглядело очень забавно, когда я со словами «за маму, за папу, за брата» пытался всунуть ему кусочек блинчика, который правду говоря, был очень вкусным. Сначала Саске краснел и возмущался еще больше, а потом ел, даже не дергаясь. Он выглядел уже почти здоровым, что меня очень радовало.
После завтрака Синхель и отото пошли в подвал. Матсумото сказал, что припрятал там кое-что «интересное» для них. А я снова остался наедине со своей новой знакомой.
- Вам уже нужно идти, - сказал она с грустью, слегка облокотившись о дверной косяк. Двери была открыта, и запах лотоса и жасмина проникал в небольшую кухоньку. Я подошел к девушке, но взгляд мой был устремлен вдаль.
А вдалеке было яркое солнце… Оно все еще медленно поднималось из-за горизонта, который казался черной чертой между небом и землей, проведенный кистью неумелого художника: рваный, зубчатый и кривой. А желтый диск, поднимаясь все выше, освещал дальний луг, реку, протянутую нитью через зеленый ковер и лес, тихо стоящий вдалеке.
Было свежо и тихо, только кое-где стрекотали кузнечики, а над головой пролетали птицы, напевая причудливую песенку, смысл который был понятен только им.
Эта и была та утренняя идиллия, когда все в природе гармонично, прекрасно и таинственно. Я на пару секунд закрыл глаза и вдохнул свежий воздух, но вспомнив про девушку, повернулся к ней.
- Да, - тихо выдохнул я, слегка кивая головой. Саюко тем временем сняла с шеи цепочку с кулончиком.
- Вот, - сказал она, показывая мне золотую цепочку с висевшем на ней красным камнем в форме капли, - этот камень защитит вас. И не отказывайтесь, пожалуйста. Это рубин. Он защищал меня столько лет, и хочу, чтобы он помог и вам.
Я посмотрел на камень, который показался мне большой каплей крови, переливающийся на утреннем солнце. Принять такое никак не мог, отчего вежливо отказался.
- Нет, - вскрикнула Саюко, словно ее чем-то сильно обидел, - возьмите его. Я хочу, чтобы он был у вас…
Пока я придумывал слова, чтобы снова вежливо отказаться и не обидеть ее, девушка привстала на носочки и обвила мою шею руками. Через мгновение цепочка уже была застегнута, но руки красавица так и не убрала.
- Я хочу, - сказала она дрожащим голосом, - чтобы вы вернулись…живым…
Девушка робко и ненавязчиво прижалась ко мне, отчего я даже немного смутился. Я никак не ожидал от нее такой нежности, отчего даже не мог сдвинуться с места, пока она тихо шептала мне:
- Вы должны выжить, и сделать то, что начертано вам судьбой, Итачи – сан… Вы сильный, очень сильный человек… Я чувствую, как бьется ваше храброе сердце, как кровь льется по венам. Я ощущаю вашу силу, вашу энергию… Она…невероятна…
После этого она опустила руки и стала ощупывать мои плечи, все еще шепча что-то, но я ее уже не слушал. Эта близость дурманила и заводила, я чувствовал, что не хочу отталкивать от себя эту девушку, которая сейчас обнимает и говорит какие-то слова, похожие скорее на мольбу, чем на пожелания. И это тепло… Оно заставляло меня желать и противиться себе. Я слегка приобнял ее за талию, отчего зеленоглазая красавица смутилась, но подалась мне и загадочно улыбнулась. Я посмотрел в ее изумрудные глаза, в которых отражался целый мир, тот мир, за который хотел бороться. И этот минутный взгляд и прикосновения, шепот, легкая улыбка – все заставляло меня переступить черту, сделать то, что делать было нельзя. И в какой-то момент готов был сорваться и смять эти алые пухленькие губки своими губами, но вдруг меня словно что-то отрезвило. Саске… Одна только мысль о нем вернула меня в реальность, отчего я убрал руку с талии девушки и спокойно произнес:
- Спасибо за такую заботу. Но мне уже пора…
С этими словами я отстранил от себя Саюко и направился из кухни. Что это было: желание или необходимость. Я не знал. Но эта боль, которая терзала меня, возрастала с новой силой. Было ли это желание получить тепло, животный инстинкт или что-то более высокое? Может, простое желание быть кому-то нужным, важным, как глоток воды в жаркой пустыне, подвигал меня на такие действия, я не знал. Но одно понимал точно: я хочу любить и быть любимым, и даже если никогда не осуществиться моя мечта, я не перестану верить в нее до самого конца.
Но эта мимолетная близость с Саюко смущала меня. Мне показалось, что я изменил Саске, подумав о девушке в столь непристойном ракурсе. Может, должен был бы выкинуть это из головы, так как многие мечтали бы побыть со мной хотя бы одну ночь, но мне было далеко не плевать, с кем быть и кого любить. Я понимал, что Саске для меня дороже, и любить буду только его. Навечно… Но моя сущность требовала ласки, лишь потому, что я был тоже человеком, а не машиной, вечно терпящей и работающей. И поэтому мне нужно было отвлечься от природный инстинктов и сосредоточиться на спасении мира. Да, звучит забавно…
Когда я вышел на улицу – меня уже ждали. Саске и Синхель о чем-то разговаривали, поэтому не сразу заметили меня. Рядом с ними стоял Матсумото и постоянно кивал в знак согласия. Подойдя ближе, я расслышал только конец фразы мальчика, а затем все повернулись и посмотрели на меня.
- Ты тормоз, брат, - хмыкнул Саске, скрестив руки на груди. На это заявление я ничего не ответил, а только слегка улыбнулся.
- Итачи-сан, - Синхель передал мне меч Смерти, - не забывайте о нем. Нам предстоит не короткий путь через горы Хашимо, которые просто кишат различными тварями.
- Хорошо, - кивнул я, - но потом как мы будем идти?
Мальчик поправил свой клинок и посмотрел на меня:
- Когда пройдем горы, я покажу более короткий путь к храму. Но до этого придется идти длинной дорогой. Охотники знают все тропы и могут легко найти нас.
- Вам придется быть очень осторожными, - наконец заговорил Матсу, который до этого внимательно слушал мальчика, - в этих горах обитают опасные чудовища. Их называют Мараканами. Вам нужно остерегаться их.
- Ну, - перебил его Синхель, - будем надеется, что мараканы нас не найдут, иначе нам придется очень не просто… Единственное, что я могу сказать вам, так это то, что нужно бить их в голову в самое темечко. Но они так просто не дадут вам этого сделать. В любом случае, эти твари представляют опасность не только для нас.
- Миротворцам тоже не просто с ними справиться? – спросил Саске.
- Не совсем, – кивнул мальчик, - для миротворцев, как и для воинов, они не представляют большой угрозы, но для охотников да. Я не хочу пока объяснять в чем тут причина, скажу только то, что у охотников много слабых мест, поэтому макараны могут нанести им смертельную рану.
- Тогда мы можем пойти той дорогой, где много этих тварей, чтобы оградиться от охотников, - высказался Саске, но Синхель отрицательно мотнул головой.
- Я не уверен, - ответил он, - что только охотники будут теперь искать нас. Если они знают о мече Смерти, то забрать алмаз придут и сами миротворцы.
- Сказал бы сразу, что мы в жопе, - хмыкнул Саске.
Я посмотрел на брата и вздохнул. Все же я еще боялся, что он не до конца восстановился после ранения, поэтому волновался за него больше, чем за кого-либо. В этот момент из дома вышла Саюко, которая отдала мальчику пакетик.
- Здесь для вас еда.
-Спасибо, милая, - сказал мальчик и улыбнулся, - я думаю, нам хватит.
Затем он посмотрел вдаль.
- Пора идти, а то можем не успеть.
Я повернулся и посмотрел на девушку. Та тоже посмотрела на меня. В ее глазах я прочитал надежду и какой-то страх…. Страх, который пронзил меня своим ужасом, закрался в самое сердце. Я понимал, что возможно эту войну мы проиграем, но пока есть хоть небольшая надежда, нужно продолжать жить и двигаться вперед.
- Я верю в вас, - прошептала она так тихо, что я смог прочитать эту фраз лишь по ее алым губам. Кивнув, я направился вперед за Синхелем и Саске, но, проходя мимо Матсумото, заметил его укоризненный взгляд, и приостановился.
- Не надо пытаться забрать то, что вам не принадлежит… - прошептал мне он, отчего я тут же отвернулся и сделал непринужденный вид. Взглянув на черную полоску зубчатого горизонта, я понял, что он все видел.
- Не волнуйся, - сказал я так же тихо, чтобы Саюко не услышала, - не заберу…
Мне было плевать на все эти предрассудки, которые этот парень уже построил в своей голове. Было все равно, ждет она меня действительно или нет. Быть может, это была лишь ее минутная слабость, которой она с такой страстью поддалась, или же просто желание, не скрываемое в тот момент. Я не знал и не мог найти объяснения, да и не хотел, если честно. Матсу увидел цепочку, которая виднелась из ворота майки, и еще больше нахмурился.
Я не стал переубеждать, бросать ему доводы или факты. Доказывать то, что я не знал, как доказать: у меня не было времени думать сейчас о таких глупостях, которые уже придумали эти двое. Мне нужно было идти, и я ушел…

@темы: Фанфики, Творчество, Итачи/Саске

URL
   

Limit of reality

главная